Твою боль не унять, не спрятать, не убить

Твою боль не унять, не спрятать, не убить
И не разбежаться как крысам по углам.
И вот твоя реальность как словно нить
Порвалась так просто пополам.

А прошлое не изменится, увы,
И не сойдутся с будущими в ряд,
И Мертвые останутся мертвы,
И слезы их никак не оживят.

Да и к чему грустишь ты все о том,
Зачем тревожиться и слез ронять.
Что было, то, было, увы, никто
Не в силах прошлое поменять.

О вселенной раздумывать бросил

О вселенной раздумывать бросил,
Я пошел по другому пути.
Только нету со мною тех весел,
Чтоб дальше грести и грести.

Впереди глубоко или мелко?
Так случается, прямо подчас.
Наша жизнь — секундная стрелка,
Шестьдесят оборотов и час…

Шестьдесят оборотов всего лишь,
Ты взгляд опускаешь, бежишь.
И собою не удостоишь,
Да вниманием обделишь.

Все слова ничего тут не значат
Ведь омыты как камень водой
Солнце встало, день заново начат
И закончится он — не впервой

Вот сидят они вместе и вправе
Вспоминать о прошлых долгах.
Но им надо подумать о слове,
Да и сказанных прошлых словах.

Они знают, но слов просто нету,
Ветер дует, на улице — мгла.
Вот зажгут они сигарету
И останутся тут допоздна.

Да, времечко такое и мне уже противно…
Мне не судить как раньше объективно,
Ни ровный ракурс, ни угла, ни половицы,
Как в общем наш завядший и угрюмый дом.
Где я сжигаю пожелтевшие страницы,
И слышу колокол звенящий вдалеке…
По ком?

У каждого в квартире стало тихо
И в них так потихонько гаснет свет.
Я мыслям внемлю, как внемлил также Тихон
Ставрогину, в главе, что больше нет.

А дальше что? Смириться или же сражаться?
Быть может как Толстой уйти от всех?
А с каждым днем и времени не остается
На понимания своих шагов и вех.

А жизнь чуждая всяким законам,
Так будто бы мы рады этому вдвойне.
…Вот колокол гремит звенящим звоном
Возможно он звенит уже по мне?…

Свобода — не важно что же означает,
Сейчас бессильна и слепа как и мертвец.
Пускай тут кто-то путь сначала начинает,
Но где найти ответ, что это вовсе не конец?

И прошлое совсем уж не случайность
Путь это боль, страданье иль вина.
А жизнь трудна и потому необычайна,
Такой была, такой останется она.